Шаблоны Joomla 2.5 здесь: http://joomla25.ru/shablony/

Заметки с фестиваля «Устуу-Хурээ» - 2020

DhqQaRW3NJg

https://zen.yandex.ru/
Так уж получилось, но примерно в середине лета многие чувствуют настоятельную потребность ехать в сторону Чадана. Это – как условный рефлекс. Много лет назад этот рефлекс стал формироваться у нас благодаря Игорю Дулушу. Это ведь он придумал организовать фестиваль «Устуу-Хурээ». И уже весной нестерпимое любопытство начинает терзать душу: кто в этот раз из звезд приедет на фестиваль. Игорь Бутман? Дениз Кинг? Arkestra Сан Ра? Алвон Джонсон? И каждый раз не угадываешь, потому что организаторы ухитряются каждый раз найти кого-то совсем неожиданного! Но в прошлом году Игорь Дулуш сказал, что больше не будет проводить фестиваль. И вот наступил 2020 год.


Не обманул. Почти…

Да, настоящий, большой, «полнометражный» фестиваль «Устуу-Хурээ» не состоялся. Тут Игорь Дулуш не обманул. Не было джазовых королей из Нью-Орлеана, не было российских джазовых звезд. Виной всему, конечно, пандемия.

 Не думаю, что бессменный организатор фестиваля каким-то образом вошел в сговор с венценосным вирусом, чтобы в этом году «живой музыки» не было. Не потому, что он не смог бы договориться, а потому, что он… на самом деле хотел провести фестиваль. И провел.


Не думаю, что бессменный организатор фестиваля каким-то образом вошел в сговор с венценосным вирусом, чтобы в этом году «живой музыки» не было. Не потому, что он не смог бы договориться, а потому, что он… на самом деле хотел провести фестиваль. И провел. Сейчас мало кто помнит самые первые фестивали, очень скромные, с минимальным бюджетом. Первый-то вообще провели в ДК в Чадане. Восстановить храм хотели, пытались собрать деньги на реконструкцию. Но чаданцы никогда не были особо богатыми, собранных денег едва хватало на самую простую еду – рожки-картошку, чтобы подкормить гостей, которые добирались до Чадана на последние копейки, и у которых порой не было денег и на хлеб.

Но цель в общем-то была достигнута – обратили внимание общественности на проблему, к общественности подключились правительственные структуры, пошло финансирование. Подключились и очень серьезные спонсоры, такие, как Сергей Шойгу – финансирования стало еще больше. Многое, конечно, продолжали делать сами: строили, возили камни и доски, сооружали субурганы… И вот – готовый действующий храм торжественно открыли 23 июля 2012 года, в церемонии приняли участие более десяти тысяч человек. И все? Нет, не все.

Поняли, что надо строить Храм в душе. А это совсем другая история – бесконечная, вечная, постоянная. Так что – фестиваль продолжался. И продолжается. И в этом году тоже был весьма своеобразный фестиваль. Но сначала о коршунах. Точнее – о Коршуне.

Коршун

Ясно же, что у каждого – свои символы, приметы, вехи фестиваля. Как-то так получилось, но у меня самое первое впечатление о фестивале – многократно увеличенное громкоговорителем настойчивое внушение Игоря Дулуша: «Не кормите коршунов!».

Коршун – святая птица Египта – позирует на крыше Устуу-Хурээ


Коршун – святая птица Египта – позирует на крыше Устуу-ХурээА их и особенно кормить не надо – они спокойно, с полным на то основанием, подлетают и хватают то, что им покажется вкусным: пирог – так пирог, лепешку – так лепешку. В последние, более благополучные годы, могли позаимствовать и куриную ножку.

Они в своем праве – это настоящие хозяева неба Тувы. Несколько лет назад в статье «Экологические особенности обитания чёрного коршуна в Туве» Владимир Забелин писал о тесной связи биологии коршуна с местным населением, в отличие от Минусинского и Усинского краёв и Алтая. Он обращал внимание на «отсутствие боязни по отношению к человеку, приводящее к смелым и даже наглым действиям этих пернатых хищников, способных у самой юрты выхватить из котла приготавливаемое к варке мясо».

А чаданское коршуны, похоже, решили, что это только ради них сюда и собираются люди. Научились позировать, причем «со смыслом» позировать.

Почти настоящий фестиваль в этом году начался традиционно – с посещения храма Устуу-Хурээ, с обхода по кругу руин старого здания. И вот именно там один коршун показал себя во всей красе. Он сидел на крыше нового храма, но улетел, пока я доставала фотоаппарат. «Ну, ладно, - думаю, - не судьба». Но коршун уже углядел фотоаппарат. Он уселся покрасивее и закричал. Несколько раз немного менял позу именно на крыше. А потом полетел за нами к разрушенному зданию. Сел на высокий шест и тоже стал поворачиваться направо-налево, позволяя себя фотографировать. И это была одна и та же птица.

А потом он полетел за нами на фестивальную поляну.

Балансируем на грани

К сожалению, в разные годы разные люди не всегда вполне правильно понимали смысл фестиваля. Организаторы писали своего рода Декларации, чтобы объяснить значение и правила поведения. Потом решили дополнить Декларации Основными заблуждениями – идти от противного. И вот что вышло:

Основные заблуждение о фестивале «Устуу-Хурээ»:

1. Фестиваль «Устуу-Хурээ» Не этнический!

2. Фестиваль «Устуу-Хурээ» Не буддийский!

3. Фестиваль «Устуу-Хурээ» Не шаманский!

Вроде бы все ясно? Но и это не вся правда. Да, фестиваль не буддийский. Но целью его было восстановление буддийского храма. Хотя, конечно, никакие буддийские обряды именно на фестивале не проводили.

Вы скажете, а как же Хороо? Да, любой желающий мог, и в будущем сможет принять участие в шествии. А еще любой желающий мог пойти на скачки, которые тоже проводили в дни фестиваля в Чадане. Или на хуреш. Фестиваль ведь в одно время с Наадымом в Дзун-Хемчике! Правда, попасть на совещание животноводов было крайне мало желающих среди музыкантов и гостей фестиваля.

А вот насчет Не этнического и Не шаманского есть свои нюансы. Двадцать раз проходил фестиваль. Здесь появились свои обряды, свои обычаи. Наверное, можно даже говорить о том, что сложился такой этнос, как народ Устуу-Хурээ. И вполне можно заявлять что-то вроде: «Мы, многонациональный народ фестиваля «Устуу-Хурээ»…»

Когда ехали на фестиваль этого года, естественно, проезжали и трассу, вдоль которой проходят скачки, иначе к Чадану и не подъедешь. Конечно, скачек сейчас нет. Но стоило только посетовать, что сейчас на все дистанции только один конь, и тот – скульптура на одном из стартов, как наша небольшая вереница машин стала обгонять настоящего всадника! Вероятно, парень тренировал коня. Он сдернул кепочку и помахал нам. А так – ну да, конечно, не шаманский фестиваль.

Вот только сан мы все же провели, и после него все изменилось. Но об этом – чуть позже. Потому что пришло время звезд «Устуу-Хурээ».

Звезды и хедлайнеры фестиваля

По случаю пандемии зарубежных гостей не было. И засянских гостей тоже не было. И вообще гостей практически не было, были только организаторы. А вот звезд среди них оказалось немало.

Звезда номер один, конечно, сам Игорь Дулуш, который в честь «безгостевого» фестиваля сам взялся за гитару. Вспомнил, как всё начиналось. Он спел одну из своих старых песен того времени. Как кажется, и ещё более раннего времени – периода группы «Интернат».

И действительно – на последних фестивалях ему не только спеть, но и даже поговорить не всегда удается. Поют участники фестиваля и приглашенные гости, ведет вечерние программы Андрей Чымба (по совместительству директор ГТРК «Тыва»).

Кстати, вот звездой нынешнего фестиваля, а заодно и хедлайнером смело можно назвать именно Андрея Ивановича. Его «Куплеты акына» поистине заслужили Гран-при. Суть очень проста: что вижу, то пою. Но поскольку он видел именно фестивальную поляну и собравшихся на ней, то он и пел о фестивальной поляне и о тех, кто на ней собрался. Забавно, остроумно, ловко подмечая некоторые особенности поведения. А на бис он спел «Взвейтесь кострами, синие ночи» на немецком языке. Видать, в школах того времени всему учили на совесть, до сих пор помнит.

Софья Кара-оол, несомненная звезда всех фестивалей, на этот раз ограничилась второстепенной ролью – немного подпевала всем.
Одна из звезд нынешнего фестиваля – Андрей Чымба. Певец-акын, он же - директор ГТРК «Тыва»


Одна из звезд нынешнего фестиваля – Андрей Чымба. Певец-акын, он же - директор ГТРК «Тыва»

Звезды будущего

Все знают Виталия Петрова? Нет, не автогонщик. И не актер. И не… ой, как много виталиев петровых. Но в Туве есть свой совершенно конкретный Виталий Петров – редактор газеты «Шын». Сначала само имя нового редактора вызывало много вопросов. И (к чему скрывать?) даже возмущений. Все-таки единственная большая газета на тувинском языке. Но имя – это просто имя. Смотрим на человека.

Виталий Петров – тувинец. И родители его – тувинцы. И все обозримые деды-прадеды – тоже тувинцы. И по языковой принадлежности тувинец. Так что никаких проблем с главным редактором «Шын» нет. Опыт выпуска печатных изданий был, к тому же уже достаточно успешно не первый месяц выпускает республиканскую газету.

Моге Ооржак – темная лошадка.


С одной стороны – конечно, звезда уже состоявшаяся. С детства играл в ТЮЗе, потом – в фильме «Очалан» («Колесо»). Это Владимир Копуш – снял философскую фильм-притчу о кармическом круговороте человеческих судеб. Мальчика-сироту отдали в подмастерья к кузнецу, мальчик вырастет и однажды встретит девушку, и девушка будет необыкновенной, а встреча судьбоносной. В общем, Моге играет роль повзрослевшего мальчика. Потом – фильм «Орда» - наследник престола Бердибек, который убивает не только отца, но и братьев, чтобы захватить власть.

А с другой стороны, он не актер. То есть, он, конечно, сыграл все эти роли, и, в свое время, Петрушку в ТЮЗе. Но еще когда учился в вузе, говорил, что хочет «переучиться». Хочет стать режиссером или искусствоведом. Как-то не заметен в нем особый интерес к актерской игре. В искусстве он останется, это точно. Но вот в каком качестве? Станет ли он учиться на искусствоведа? В конце концов диплом вуза нужен, но важнее то, чему ты сам захочешь обучиться. В общем, Моге Ооржак действительно темная лошадка. И я горжусь тем, что первой брала у него интервью, еще когда только начали снимать фильм «Орда» (рабочее название фильма – святитель Алексий»).

Обряды

Поскольку нынешний фестиваль проходил в особом формате, то и обряды были особые. Конечно, никакого костра дружбы – он же костер знакомства, не было – все вроде и так знакомы.

Конкурсные программы? Тоже ни к чему, если учесть, что и конкурсов не было. А представители СМИ были. Виталий Петров затеял большую программу с интервью всех, кто присутствовал. Ну да. Самонадеянно. Не учел присутствия Андрея Чымба и других журналистов. В общем, эту программу у него быстро перехватили и показали, как надо работать со сложными респондентами в прямом эфире… И весело, и поучительно.

Да, фестиваль Не шаманский. А вот обряд сан салыр к чему относится? Его могут проводить буддисты, шаманисты, любые люди вообще. Но, по большому счету, считается, что это - «кормление» духов земли или очищение места от злых духов. Но кто же знает: какие духи добрые, какие нет? В общем, можно считать, что это – возможность благословения всей земли. И ее духов, конечно.

Сан складывали по всем правилам, положили и белую еду, и разные сладкие вещи. Каждый вылепил из своеобразного «теста» то, что хотел, все сложили в ажурную пирамиду, подожгли.
Сан складывали по всем правилам. В филармонии имени Халилова есть и такие специалисты


Сан складывали по всем правилам. В филармонии имени Халилова есть и такие специалистыОфициально – благословили поляну, Чадан и весь Дзун-Хемчик. Неофициально – загадали и свои желания. Знающие люди рассказали, каким может быть итог такого благословения. В общем – все хорошо будет у всех. И на поляне тоже будет все хорошо… Но на самом деле итог стал виден буквально на следующий день.

А теперь – благословляем все землю! Не забывая, конечно, и о своих желаниях. Кто-то загадал желание, чтобы фестиваль «Устуу-Хурээ» продолжался…


А теперь – благословляем все землю! Не забывая, конечно, и о своих желаниях. Кто-то загадал желание, чтобы фестиваль «Устуу-Хурээ» продолжался…

Народ фестиваля «Устуу-Хурээ»

Когда Игорь Дулуш говорил, что больше не будет фестиваля, он больше имел в виду некоторую свою усталость. Ну, вот это знаменитое: «Я устал, я ухожу». Он не видел, кто бы стал дальше заниматься праздником «живой музыки и живой веры», кто будет ездить туда-сюда, готовить поляну, искать и приглашать знаменитых музыкантов…

Хотя эти люди всегда были рядом. То есть – абсолютно всегда. Может быть, сан был нужен именно для того, чтобы человек-фестиваль заметил других людей фестиваля? За двадцать лет выросло новое поколение. Стали взрослыми дети, для которых фестиваль уже стал неотъемлемой частью жизни.

И Виталий Петров, и Моге Ооржак уже в общем-то готовые члены оргкомитета. И не надо забывать еще про одного Дулуша - Найыс Дулуш уже тоже достаточно знаменитый музыкант, и с группой «Хартыга» успел много где побывать. У молодых музыкантов есть уже свои связи, свои знакомства. И, что самое главное, – они не готовы расстаться с фестивалем. А значит, он будет продолжаться.

Народ фестиваля «Устуу-Хурээ» нельзя «расформировать». Конечно, многое переменится. Так для того и нужно новое поколение, чтобы все менялось. Но такие изменения, надо верить, будут только к лучшему.

Сейчас кажется немного смешно, что говорили о закрытии фестиваля. А как же те (тогда еще совсем молодые) парни-музыканты, которые месили цемент, возили его в тачках, строили субурганы? Действительно все думали, что они – только ведомые? Что работают только по указке сверху?



Белоснежные субурганы – категории чистоты и искусства


Белоснежные субурганы – категории чистоты и искусстваТе, кто начинал в свое время фестиваль, вырастили достойную смену, хотя и не всегда понимали, что делают. Они действительно построили Храм. Не только Устуу-Хурээ и не только тот, который надо строить в душе. Но и тот, который меняет общество, делает общество хоть на чуточку, но совершеннее. И они вырастили достойных детей.

В общем, - ура! Фестиваль продолжается, все в порядке, гостей просят не расходиться и ждут на поляне на следующий год. Ужасно интересно, а каких звезд с музыкального Олимпа смогут пригласить дети фестиваля «Устуу-Хурээ»?

И. Качан